Октябрь 2006 г. Село без жизненного пространства

Территория вокруг села Студенок Изюмского района просто библейский рай: бескрайние леса, зеркальный плес Северского Донца, живописные озера. Уже само соседство с подобной красотой здесь испокон века гарантировало людям кроме эстетического наслаждения еще корзину свежих грибов осенью и теплую печку зимой. Но сегодня этот давний уклад грозит кануть в Лету — вместе с огородами и паевыми лугами. Причем все беды на крестьян обрушились под видом борьбы за сохранение природы. Люди говорят, что и сами охотно присоединились бы к экологическому проекту, учти его авторы не только свои, но и их интересы.

Не болит голова у вепря

Беда в Студенок пришла три года назад, когда ближний лес объявили будущим заповедным урочищем под названием «Яремовское». Сама идея, безусловно, заслуживает уважения. Но дело в том, что способ, избранный для ее реализации, превратился для местных жителей в настоящий ад. Причина довольно необычна. После того как лес начали готовить к «изменению статуса», люди потеряли право заходить туда вообще. Именно поэтому из чащи на Студенок двинули непуганые дикие кабаны. «Вепри не дураки, — беспомощно разводит руками пожилой крестьянин Николай Выборный, — ищут питательные корешки. Вот и перерыли нам все огороды. Уже несколько лет подряд не можем собрать даже картошку. А как в таком случае прикажете жить?»

Жалуются на лесных гостей и местные фермеры. Сергей Кохан говорит, что в этом году засеял кукурузой 20 гектаров земли, но каждое третье растение на этой площади погубили кабаны. Крестьянам авторы проекта (может, шутя, а может, и серьезно) советуют огородить свои участки со всех сторон, и тогда, мол, звери точно Студенок не вытопчут. Но как быть с полями? А кто и за какие деньги построит заборы одиноким пенсионерам? Сегодня, наверное, это далеко не дешевое удовольствие. Иначе усадьбы пожилых крестьян не были бы здесь «украшены» перекошенными частоколами.

Не менее трагическая история и со студенокскими лугами. Много лет назад местный колхоз потратил немалые деньги на мелиорацию окружающих земель и засеял подготовленную площадь специальной травой. С тех пор сенокос здесь шел строго по правилам. На луг никто и ногой не ступал, пока не вызреют и не осыплются на землю новые семена. Скомандовать «на старт» мог только агроном, который тщательно отслеживал весь «процесс». Теперь с драгоценными для крестьян лугами творится бог весть что. Кабаны перерыли их вдоль и поперек, от «культурной» травы не осталось и следа, а ее место все активнее занимает чертополох. Результат был закономерным: вслед за колхозным стадом под нож пошла и хозяйская скотина. Теперь в студенокских дворах редко встретишь даже одну корову, а раньше держали по две и больше.

За свои луга крестьяне волнуются еще и по другой причине. Каждая семья во время раздачи колхозных паев получила здесь собственный надел, заплатив за оформление документов немалые деньги. А теперь есть угроза, что вся эта территория войдет в состав заказника и люди автоматически потеряют свою собственность.

Причины для волнения действительно есть. Сейчас под охрану экологов возле Студенка попали 293 гектара леса. Этот участок теперь называют ядром будущего заповедника. Чтобы природа восстановила себя сама и была готова к «изменению статуса», здесь уже три года нельзя охотиться на диких животных, заготовлять древесину, собирать грибы и ягоды. Студенокские луга пока не стали частью неприкосновенной зоны, но согласно проекту «ядро» со временем разрастется до площади 900 гектаров. И вот тогда о сенокосе придется забыть насовсем. Этот участок уже теперь авторы проекта называют водно-болотистой территорией. И хотя луга тоже подпадают под такую классификацию, расплывчатая и весьма общая формулировка воспринимается местной общиной как заранее приготовленная ловушка. Мол, авторы проекта для того и назвали их луга непролазным болотом, чтобы, притупив бдительность чиновников, заполучить разрешение любой ценой.

Люди против людей

Беда в Студенке прижилась каким-то странным образом. Она будто и есть, но откуда пришла и как с нею бороться, местные жители точно не знают. Председатель сельсовета Владимир Бурлака (на фото) говорит, что за всей этой историей четко просматривается тень харьковского бизнесмена Валерия Ловчиновского. Сначала он выстроил себе здесь дачу, потом на 46 лет взял в аренду несколько озер, а теперь вот, мол, стремится оттяпать еще и большой участок леса.

При этом сам горожанин заботится о своем лесном хозяйстве в какой-то виртуальной манере. То есть на деловой контакт с сельской властью не идет, но вместе с тем умудряется быть везде – посредством многочисленных помощников. Парни, называющие себя общественными охранниками, разбили здесь палаточный городок и живут в нем даже зимой третий год подряд. Они выполняют, по мнению председателя, сразу две задачи. С одной стороны, тщательно охраняют лес и озера от крестьян, а с другой — регулярно пишут на них жалобы во все государственные инстанции. Это нужно для того, чтобы за местными жителями надежно закрепился имидж непоправимых губителей природы, и тогда проблемы, связанные с созданием заказника, отпадут автоматически.

Один из таких скандалов разгорелся прошлой зимой – и получил всеукраинскую огласку. Охранники, подавляющее большинство которых представляется студентами-биологами, увидели, как лесник отметил для вырубки сухое дерево. Возможно, эти действия и не вызвали бы со стороны оппонентов столь бурную реакцию, но дело в том, что дерево засохло как раз возле норы краснокнижного барсука. И поскольку тот действительно не любит, когда возле его дома стучат топоры, на жалобу, адресованную Министерству экологии и природных ресурсов, мгновенно отреагировала многочисленная армия управленцев. Но результат оказался неожиданным. Чиновники, услышав наконец крик души местных крестьян, захотели разобраться в деталях этого противостояния. И тогда всплыли просто невероятные факты.

Оказывается, в Студенке уже несколько лет подряд реализуется настоящая подстава, и люди действительно правы, когда говорят, что в их селе творится что-то противозаконное. Не может быть так, подозревают они, чтобы закон защищал право на жизнь диких животных, лишая этого права людей. Учесть надо интересы всех сторон. И законодательство эту золотую середину действительно предусматривает, но только в том случае, если не нарушается сам закон.

Однако в Студенке случилось невероятное. Проект «Яремовского» экологами был обоснован как заповедное урочище для водно-болотных угодий. (Урочище – местность, которая выделяется среди окружающего ландшафта естественными границами, признаками, например, лес среди поля, болото или луг среди леса и т.д. – Прим. ред.) На самом деле те занимают всего лишь 8 процентов и являются преимущественно не болотами, а студенокскими лугами. Остальная же территория занята роскошной дубравой, возраст которой достигает 150 лет. Это во-первых. А во-вторых, в областной программе формирования национальной экологической сети (эта программа стартовала в 2002 году) студенокский проект задекларирован как ландшафтный заказник. На самом же деле территорию готовят под заповедное урочище. А это, оказывается, две большие разницы. Если бы «Яремовское» создавали как заказник, его площадь поделили бы на природоохранные и хозяйственные зоны. Вход на одни участки был бы строго запрещен, а на других люди получили бы право рубить сухостой, собирать грибы и ягоды. К тому же заповедное урочище, согласно проекту, вплотную приближается к селу, отбирая у него жизненное пространство. А заодно втягивает местную общину в сложные финансовые перипетии. Ведь средства на содержание этой территории вместе с заработной платой будущих охранников, сельский совет согласно все тому же проекту должен взять на себя. То есть люди будут финансировать собственные мучения без предварительного согласия на эту авантюру.

И волки не сыты, и овцам беда

Как появился этот проект, откровенно сказать никто не решается. Известно, например, что разрешение на его реализацию дал собственник угодий — Изюмский гослесхоз, но теперь он хочет отозвать свою подпись или, по крайней мере, пересмотреть условия создания урочища. Это вызвало шквал отрицательных эмоций у заказчиков «Яремовского». На дирекцию зеленого хозяйства во все инстанции понеслось такое количество жалоб, что из передовых специалистов своей области лесничие вмиг превратились в слабое звено управленческой когорты.

Некомфортно чувствуют себя и изюмские чиновники. «Маленькая ложь рождает большое недоверие, — философски размышляет заместитель председателя райгосадминистрации Олег Ковтун. – Помню, в 2003 году депутаты райсовета фактически единогласно поддержали это решение. Но со временем начались конфликты. И вместо того чтобы их уладить с местной общиной, сторонники урочища начали писать жалобы. Естественно, это вызвало негодование людей».

Но почему тогда сами депутаты единодушно проголосовали, можно сказать, за кота в мешке, не разобравшись в деталях? При этом никто не догадался спросить разрешения у самой заинтересованной стороны – Студенокского сельсовета. Мнение села, в котором живет почти две тысячи человек, до сих пор напоминает глас вопиющего в пустыне. Людям повезло лишь потому, что в процессе сбора всех необходимых подписей от окончательного вердикта воздержались депутаты областного совета. Вскоре к этому вопросу они должны вернуться снова. И поскольку в конфликт уже успели вмешаться чиновники областного управления экологии, признав этот проект «сырым», есть надежда, что народные избранники регионального уровня проголосуют более вдумчиво.

Как события в Студенке будут разворачиваться дальше, сегодня сказать трудно. Одну из возможных версий озвучил сотрудник областного управления экологии Борис Антоненко. Он говорит, что ландшафтный заказник селу действительно необходим, но совсем на других условиях. А потому после консультаций с местной общиной и специалистами чиновники намерены заказать новый проект.

Свое мнение высказал и Студенок. Владимир Бурлака говорит, что люди и раньше охотно приняли бы «Яремовское» — не начинайся его территория в нескольких километрах от села. Тогда бы и луга уцелели, и скот не пошел под нож, и старушки были бы с картофелем. Но, похоже, желание харьковского любителя природы выходить из дверей собственной «хатынки» прямо к опушке своего леса, перевесили интересы многолюдного села. По словам председателя сельсовета, крестьяне представили свою жизнь после того, как вышеупомянутое «ядро» разрастется на 900 гектарах, и просто ужаснулись. Мало того, люди убеждены, что общественных охранников после получения Ловчиновским всех необходимых подписей непременно вооружат до зубов. И если сейчас «студенты-биологи» гоняются за сельской детворой с палками, не пуская к озеру, то со временем будут маршировать здесь с автоматами. «Мы в собственном селе, как за колючей проволокой», — в панике говорят крестьяне. А самое интересное то, что в обратном убедить их никто и не спешит.

Здесь наше – все

Проблема Студенка намного глубже, чем может показаться на первый взгляд. «Не за горами то время, когда землю начнут передавать в частную собственность, — говорит Владимир Бурлака. — Но, как мы уже успели убедиться на собственном опыте, ничего хорошего от этого ждать не приходится. Сейчас вот, например, взяли и закрыли нам путь к лесу. При этом почему-то никого не интересует тот факт, что село не газифицировано, а взять дрова людям фактически неоткуда. А у меня на балансе школа, детский садик, медицинские пункты. Можно, конечно, привезти из райцентра, но сколько те дрова тогда будут стоить? Ведь в селе фактически нет работы. Каждая копейка у нас на строгом счету».

И лесники, и крестьяне не возражают: природу действительно нужно тщательно охранять. Полтора века назад в Изюмском уезде уже была трагедия, когда под топор местные жители пустили весь окрестный лес. В результате огромная территория превратилась в пустыню. С песками, что сюда наду-ли восточные ветры, жители района борются до сих пор. Поэтому изюмчане привыкли сажать деревья, как картошку, со школьной парты и всю последующую жизнь. Лес, в который теперь не пускают жителей Студенка, тоже создан их собственными руками. Поэтому люди охотно соглашаются пользоваться им, руководствуясь природоохранным законодательством, и отнюдь не против того, чтобы за несколько километров от села появился охраняемый заказник. Но непременно государственный. Тогда и природа чувствовала бы себя защищенной, и местные жители имели там гарантированную работу тех же охранников. Похоже, людей беда таки заставила ощутить себя хозяевами на собственной земле, и они готовы бороться за право владеть ею до конца. Терять им больше действительно ничего.

Лариса Салимонович

01.11 15:04   №122 (542)

Источник: http://www.new-day.com.ua/?id=660